>> Трое мигрантов пойдут под суд за контрабанду высококонцентрированного героина

>> Минобороны РФ привлечет самолеты АН-12 и АН-26 для фоторазведки пожаров в Сибири

>> Жертвы австрийской трагедии задохнулись в закрытом кузове грузовика

Шаману вменили угрозу убийством

В базе данных сайта мировых судей Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) дело в отношении Сергея Кечимова закреплено за судебным участком N2 Сургутского района. В этом районе находится озеро Имлор, последним жителем которого является 57-летний господин Кечимов. Он жил тут с рождения, в семье потомственных шаманов-хантов.

«Это место такое лесистое, потому что много тысяч лет назад шаманы поспорили с Богом, а он их наказал и скрыл от людей лесом, чтоб их не видел никто», - Сергей Кечимов говорит по-русски с трудом, поскольку и общаться ему здесь толком не с кем. За несколько километров живет 60-летний приятель с сыновьями, но с ним он встречается редко. Теперь шаману приходится общаться с дознавателем, своим адвокатом Алексеем Верхоглядовым и активистами «Гринписа», навещающими его.

Существенно расширить круг общения Сергею Кечимову пришлось после того, как территорией традиционного землепользования N6, под которой в госреестре с 2006 года числится озеро Имлор, занялись нефтяники. Компания «Сургутнефтегаз» получила лицензию на разработку здешнего месторождения. Озеро Имлор фактически находится в центре Федоровского месторождения - в 2013 году «Сургутнефтегаз» получил подтверждение, что под ним находится почти 1 млн тонн нефти. На стадии согласования работ с властями ХМАО «Сургутнефтегаз» столкнулся с противодействием местных коренных народов, для которых Имлор является священным местом, но в итоге разрешение удалось получить, и вокруг озера стали вырастать нефтедобывающие вышки.

По закону «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ» все ресурсы на подобных участках принадлежат государству, но для того чтобы передать их в пользование коммерческим фирмам, необходимо заключить договор с местными коренными жителями. Фактически в этом договоре оговаривается лишь размер компенсаций за причинение возможных неудобств аборигенам, поэтому, говорит эксперт «Гринписа» Евгения Белякова, нефтедобывающие компании довольно успешно проходят эти стадии.

«Мы часто наблюдаем это в отдаленных районах России, где живут малочисленные народы: они не очень интегрированы в общество, плохо пишут и читают, поэтому такие договоры с ними заключаются быстро и успешно, а уже потом они понимают, что подписали», - объясняет она.

Так было и с Сергеем Кечимовым. «Почти все жители разъехались, а рабочие стали собак привозить, хотя их тут держать нельзя, просеки вырубили, хотя тут все деревья священные, да еще и разливы иногда случаются. Они еще рыбу ловят сетями иногда, мусор везде», - рассказывает он. Осенью 2014 года одна из собак, принадлежащих рабочим, загрызла оленя, принадлежащего шаману, а потом, утверждает он, напала и на него. Господин Кечимов застрелил животное, а вскоре к нему приехали нефтяники с ружьями и полицейский.

«Он документы не показал, только звездочки на погонах. Дали бумагу какую-то, я подписал», - объясняет господин Кечимов. Как оказалось, это было чистосердечное признание в том, что он угрожал рабочим ружьем, квалифицируемое по ст. 119 УК РФ (угроза убийством), которая предусматривает до двух лет лишения свободы.

Адвокат шамана Алексей Верхоглядов, вошедший в дело вместо назначенного государственного защитника, говорит, что незнание его подзащитным языка - серьезный повод вернуть дело на доследование. «Ему требуется переводчик, которого ему не предоставляли. Это все есть в деле», - объясняет адвокат. По его словам, на заседании 17 августа или раньше он рассчитывает подать ходатайство о возвращении дела следователю.

«Я думаю, что это уголовное дело в большей степени связано с тем, что Кечимов был постоянным раздражителем для нефтяников. Он то и дело ходил к местным властям, жаловался на загрязнения, - рассуждает Евгения Белякова.- Он живет один на много километров, а его теперь окружают враждебные и непривычные ему вещи. Я даже допускаю, что он вышел к рабочим с ружьем, боясь за себя, но были ли угрозы - большой вопрос», - добавляет эколог.

В компании «Сургутнефтегаз», куда «Ъ» обратился с официальным запросом, вчера на него оперативно ответить не смогли.

Григорий Туманов