>> Минобороны РФ привлечет самолеты АН-12 и АН-26 для фоторазведки пожаров в Сибири

>> В Одессе жестоко убили охранника миссии Евросоюза

>> В Воронежской области на производстве погибли 25 человек за полгода

У России есть свои планы на ИГ

Недостижимая коалиция

В Дохе Сергей Лавров провел ряд двусторонних и многосторонних встреч, включая трехсторонние переговоры с госсекретарем США Джоном Керри и главой МИД Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром. Встреча началась с протокольной съемки, во время которой одна из американских журналисток громко выкрикнула: «Мистер Лавров, что сегодня Россия предложит для урегулирования сирийского кризиса?» «Думаю, что сегодня что-нибудь предложат эти джентльмены для продвижения российской политики… ну и для исправления прежних ошибок», - не растерялся глава МИД РФ.

Террористическая группировка «Исламское государство»

Летом 2014 года боевики группировки 'Исламское государство' объявили о создании халифата на подконтрольных им территориях Ирака и Сирии.

Впрочем, российский министр явно «играл в меньшинстве». Вашингтон и Эр-Рияд (как и Доха) по-прежнему добиваются отставки президента Сирии Башара Асада, поддерживая противостоящие им вооруженные формирования. В Москве же считают такой подход губительным, особенно на фоне отсутствия прогресса в борьбе с террористами из группировки «Исламское государство» (ИГ), установившими контроль над значительными территориями Сирии и Ирака. Созданной США международной коалиции с участием их союзников в регионе пока не удается остановить разрастание этой угрозы. При этом Россия и другие государства, поддерживающие режим в Дамаске, не готовы сотрудничать с этой коалицией до тех пор, пока ее миссия не будет оформлена в виде специальной резолюции Совбеза ООН.

У Москвы есть собственные предложения по противодействию террористической угрозе в Сирии и Ираке, которые ранее конспективно изложил президент РФ Владимир Путин, а в Дохе впервые развернуто представил Сергей Лавров.

Напомним, в конце июня в Москве перед началом переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом Владимир Путин сказал: «Чтобы эффективно бороться с терроризмом, надо объединять усилия всех стран региона». Президент РФ тогда признал, что «создание подобной коалиции - дело непростое, с учетом всех сложностей, которые были в отношениях между странами региона в предыдущие годы». Владимир Путин заверил своего собеседника: Москва постарается «использовать свои добрые отношения» со всеми заинтересованными сторонами для того, чтобы «предпринять попытку создать такую коалицию».

Лавров: Россия и США расходятся в вопросе о борьбе с террористами в Сирии

С тех пор, однако, никакой дополнительной информации о сути предложений Кремля по созданию широкого антитеррористического фронта не поступало. Вчера же Сергей Лавров объявил: Москва считает, что «только ударов с воздуха недостаточно», «необходимо формировать коалицию единомышленников, в том числе из тех, кто 'на земле' с оружием в руках противостоит террористической угрозе». «А это включает сирийскую и иракскую армии и курдов», - заявил он, уточнив, что именно в этом заключается инициатива президента РФ.

Формироваться такая коалиция должна «на согласованной международно-правовой основе», - об этом говорится в заявлении МИД РФ, распространенном по итогам визита Сергея Лаврова в Катар. Дипломатические же источники «Ъ» уточняют: для Москвы принципиально важно, чтобы у этой коалиции был соответствующий мандат Совбеза ООН. По информации «Ъ», российский президент планирует уделить этой теме особое внимание в ходе своего выступления на открытии 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке в конце сентября.

Вместе с тем вчера же стало известно, что США готовы в значительной степени скорректировать свою стратегию в Сирии. Согласно распоряжению президента Барака Обамы, вооруженные силы США получат право отвечать на любые враждебные действия, предпринятые против сирийской «умеренной» оппозиции. При этом Пентагон будет защищать противников Башара Асада с воздуха в случае атак на них не только со стороны радикалов из ИГ, но и со стороны сирийской армии. По сути, это означает возможность прямого вовлечения США в гражданскую войну в Сирии на стороне оппонентов Дамаска.

Сергей Лавров с таким подходом был категорически не согласен. Он сообщил журналистам, что «поставил этот вопрос перед госсекретарем Керри». «Когда США год назад объявили о создании коалиции по борьбе с ИГ в Ираке и Сирии, Вашингтон заручился согласием иракского правительства, но не стал спрашивать согласия Дамаска. Мы уже тогда подчеркивали нелегитимность и контрпродуктивность такого подхода», - напомнил российский министр.

Он добавил: такая позиция стала «препятствием для формирования единого фронта борьбы с ИГ, 'Джебхат-ан-Нусрой' и аффилированными с ними группировками». По словам Сергея Лаврова, новая стратегия Вашингтона по поддержке «умеренной» сирийской оппозиции с воздуха «еще больше осложнит борьбу с терроризмом». Глава МИД РФ напомнил: до сих пор все примеры «подготовки на территории соседних государств американскими инструкторами боевиков так называемой умеренной оппозиции заканчивались тем, что они оказывались на стороне экстремистов».

Борьба против «Исламского государства»: кто с кем воюет?

Впрочем, как и следовало ожидать, такой подход не встретил понимания госсекретаря США, что и признал Сергей Лавров: «Не думаю, что мне удалось поколебать позицию США. В этом вопросе мы, очевидно, расходимся». Разошлась Москва, как можно было понять, не только с Вашингтоном, но и с его союзниками в регионе - Саудовской Аравией и хозяином встречи - Катаром. В ходе совместной пресс-конференции с российским министром его катарский коллега Халед аль-Атыя обвинил сирийскую армию в том, что она «использует оружие против беззащитных гражданских лиц». При этом он произнес фразу, явно не встретившую одобрения Сергея Лаврова: «С терроризмом сейчас в Сирии борются только революционеры».

Сближение с Катаром

Впрочем, в остальном российско-катарский диалог впервые за долгое время складывался достаточно конструктивно. В ходе визита в Доху Сергей Лавров был принят эмиром Катара Тамимом ат-Тани. По словам одного из собеседников «Ъ» в российской делегации, участники встречи выразили готовность к плодотворному сотрудничеству - как на многосторонней, так и на двусторонней основе. Другой дипломатический собеседник «Ъ» высказался еще более оптимистично: прежние разногласия и недоверие между странами остались в прошлом.

А разногласия действительно были, и существенные. Серьезный конфликт разразился в 2002 году, когда в Дохе был убит один из лидеров чеченских боевиков Зелимхан Яндарбиев. Власти эмирата обвинили двух сотрудников посольства РФ в организации покушения и приговорили их к пожизненному заключению. Конфликт удалось притушить после высылки дипломатов на родину. Вновь отношения обострились в 2011 году, когда сотрудники таможни Катара попытались проверить содержимое диппочты посла России в Дохе Владимира Титоренко, а встретив сопротивление, избили его.

Дальше разногласия лишь нарастали: Москва и Доха занимали противоположные позиции по отношению к событиям «арабской весны», причинам войны в Сирии, путям урегулирования иранской ядерной проблемы. Одно из немногих, что объединяло две страны в последние годы, - это футбол: в 2018 году мировое первенство примет Россия, а спустя четыре года - Катар. В ходе пресс-конференции с катарским коллегой Сергей Лавров - сам страстный болельщик - дал понять, что две страны намерены обмениваться опытом по подготовке чемпионатов. При этом он вчера впервые за долгое время назвал катарцев «друзьями».

Павел Тарасенко